Самарский рыболовный портал SAMARAFISHING.RU Главная страница


Самарафишинг в сердце Уральских гор

Самарафишинг в сердце Уральских гор
История болезни (воспоминания безнадёжно больного)
Автор: Gonsales

"Графоманство - безудержная тяга к сочинительству
бездарного в творческом отношении человека".

Спонтанная экскурсия на "сухую речку" в Забайкалье. Широкое каменистое русло, и ни капли влаги. Прикольная такая "речка". Ладно, табличек "за буйки не заплывать" по берегам не наставлено. Впрочем, если верить нашим местным друзьям, после дождя в горах влаги в реке становится в избытке, на неё смотреть страшно, не то, что за буйки заплывать.

Верим. Но, пока дождями не пахнет, а значит, почему бы не прогуляться вверх по руслу, ведь где-то там хребет, горы. Горы... О них пел Высоцкий. В них ходят сверхлюди с рюкзаками, практически полубоги. Горы... Это что-то из совсем другой жизни, о них даже мечтать страшно. Хотя бы приблизиться метров на пятьсот-тысячу, прогуляться.

И пошли. Я обнаружил на "берегу" кучку из нескольких посохов. Вооружился одним из них, посоветовал сделать тоже самое товарищам. Не послушались. Зря. При скакании с валуна на валун незаменимая вещь.

Ни на пятистах ни на тысяче метров я не остановился. Шлось легко. А тянуло вверх сильно. Тормозить, ожидая безпосошных друзей, не хотелось, и скоро я покинул поле их зрения.

Шёл. Тянуло. Шёл. Тянуло ещё сильнее. Жарко, солнце взошло. С собою нет ничего, кроме фотоаппарата. В иссушенном русле реки, в выемке камня я обнаружил озерцо воды в несколько литров. Это было чудо. По теории вероятности найти его я не мог. Только наткнуться чудом. В авторстве этого чуда я, человек с недавних пор верующий, не сомневался. Кто-то помогает мне идти дальше. Спасибо!

Пить. Намочить кепку. Дальше, вверх по курумнику. Хотя тогда я ещё не знал, что такое вот нагромождение валунов обзывают именно так, курумник. Время шло. Тянуть не переставало. Возникло ощущение, что во мне не я. Что изнутри на подмогу к ежедневному "я" вышел кто-то, намного более мудрый и сильный. И безмолвный. Руководящий мною без слов. Ежедневный "я" в его присутствии притих, перестал непрерывно трещать в мозгу, гонять мысли. Нечто подобное я испытал позднее, в полночь своего незабываемого одиночного блудного сплава по Соку. Органы чувств мобилизованны, шерсть на загривке пошевеливается, мышечная система немного гудит. В такие моменты тезис учёных мужей, что человек использует возможности своего организма далеко не полностью, доказательств не требует.

Не "я" вёл меня вперёд. Я мог бы так идти и идти. И я хотел идти и идти. Но... Время. Позади товарищи. До какого предела они планируют гулять, до какого времени, мне неизвестно. Наметил какую-то локальную вершину, как цель прогулки. После нескольких поворотов долины несуществующей реки эта вершина оказалась рядом, на берегу. На крутом берегу. Что не помешало мне чуть ли не на четвереньках забраться сначала на берег, потом на вершину, а потом и на дерево на вершине.

Достиг локальной цели, Получил небольшое моральное удовлетворение. Фотки сделал замечательные. Но я чувствовал, что не дошёл, что где-то там, выше, осталось Большое, пока непознанное Нечто. Что я должен к нему прийти, если не в этот день, то когда-нибудь. Я чувствовал это позже, когда встретил внизу друзей, и спускался с ними к дороге. Когда пил воду из вновь встреченного крошечного озерца на камне. Когда ехал в Самару. Я чувствовал это всегда! Как будто тело куда-то идёт, работает, отдыхает, а внутренне я постоянно смотрю и нахожусь в готовности двигаться лишь в одном направлении. Туда!

В общем, заболел.

прошло мнадцать лет...

Постоянные поиски новых мест, перелопачивание отчётов. Посещения Южного и Северного Урала, с рыбалкой, но без горных путешествий, так как в группах я оказывался единственным желающим стереть ноги до задницы в поисках приключений на эту самую задницу.

Изучение Приполярного Урала, "Печорских Альп". Отчёты. Фотографии гор на ГуглЭрт, от вида которых мозг цепенеет в восторге. Так не бывает! Неужели это наша планета? Увидеть! Увидеть Это собственными глазами, и умереть! А Париж пусть курит бамбук. Но… Пожалуй нереально. Ехать до Приполярного близко, да далеко до гор идти.

О горах боялся задумываться, но сам район Приполярного Урала заинтересовал сильно. Стал узнавать, куда и как там можно съездить дикарями, без помощи тур-операторов. Няньки нам не нужны, да и вообще, предыдущий опыт общения с ними был однозначно отрицательным. Причём далеко не только у нас. Давно заприметил отчёты Логотипа, Володи, жителя Усинска. Обращали на себя внимание описания минералов, цветов, растений. Было видно, человек любит природу своего края в целом, не зацикливается только на охоте или рыбалке.

Ответ на мои вопросы последовал быстро: «приезжай, и пошли с нами». И никаких подозрений, что я разнюхиваю места с какими-то меркантильными целями. Это не могло не расположить. Приехать в тот момент я уже не успевал, но началась совместная разработка планов на это лето. Планов не просто куда-то съездить, а сходить в горы. На Приполярный Урал. В самое его сердце, где расположены высочайшие вершины всего Уральского хребта! С восхождением, причём по возможности на несколько из них.

время шло...

Команда самарцев то формировалась, то расформировывалась. Хачу-нихачу. Буду-нибуду. Рабочие проблемы. Семейные вопросы. Увольнения и приёмы на работу. Жёны, дети, родители. Свадьбы и рождения. Пройдя через это сито проблем самарский коллектив утрясся, устоялся и нерушимо зафиксировался в составе меня одного. Ещё несколько человек отложили поездку на начало августа, почти на месяц позже нас.

Рюкзак уложен. Всё сделано в угоду облегчению. Еда лёгкая и калорийная. Выброшены медвежьи пугалки. Специально купленный тёплый спальник проиграл борьбу обычному летнему из-за разницы в собственном весе. И так далее и тому подобное.

И вот, спустя ровно три года, день в день, после первого похода в горы болезнь миновала инкубационный период, и проявила себя. Я сел в поезд, везущий меня Туда. Меня ждёт Оно! Загривок заранее переливается волнами.

Одел рюкзак, и… застрял в дверях собственной комнаты. Ёпрст, кто так строит? С шутками-прибаутками родственников продираюсь, аки овец через кусты к арыку. Посидели на дорожку в коридоре, и… застрял в дверях собственной квартиры. Ёпрст, кто так строит? Продираюсь. Де-жа-вю, однако.

В дверях при выходе на перрон я застрял навсегда! Ну, о том, как строили наш вокзал, и вспоминать не хочется, пусть прокуратора вспоминает. Спасибо провожающим. Я поотстёгивал кое-что от своей котомки, и с их помощью всё же добрался до поезда. Жара тридцать пять. Ливень. Вагон с замурованными окнами, которые невозможно открыть…

Этих железнодорожников …(вырезано цензурой) , в …(вырезано цензурой), всех …(вырезано цензурой), на …(вырезано цензурой), по …(вырезано цензурой). В общем, туда бы тоже прокуратуру, ведь статью за истязания никто не отменял. А тут именно они и присутствовали.

После утренней пересадки в Пензе новый вагон оказался с раскрывающимися окнами! Славься во веки! Предлагаю ввести значок «почётный святой» для сотрудников РЖД.

День прошёл в полудрёме. До Кирова. Где я заприметил толпу себе подобных рюкзаконосителей. Сели они в мой вагон, где и были замучены нахальными вопросами. В результате получены показания, что они не только едут в те же места, что и мы (пока вместо мы был только я), но и едут туда на нашей же вахтовке. Весело. Одиночество прекратилось. Даже успел немножко вспомнить, как в преф играют, общаясь с ними.

Команда преподавателей из Екатеринбурга. Почти месячный поход по горам, без сплавов. Хорошо подготовлены. Рюкзаки в районе тридцати пяти кил.

В Котласе на вокзале каменный Ленин катается на Пазиках, уворачиваясь от целящегося в него бронепоезда, стартующего с речного вокзала. Мало мест для памятников у них, наверное. Будете там, поймёте, о чём это я (фоток слишком много, Ленина выкладывать не буду).

Ещё в Котласе в трёх минутах ходьбы от жэдэ вокзала расположен речной вокзал, на некой речушке Северная Двина. Об этом мне поведали купавшиеся в ней свердловчане. Жаль, не сказали заранее, тоже окунулся бы.

В Печоре меня уже ждали. Закинули в вагон рюкзаки, и, привет Вам , давно знакомые, впервые видимые друзья! Пообщались, подремали, проснулись, скинулись в Инте, загрузились к Коковкину в машину, двинули в горы. Время – час-два ночи, солнце ещё низко.

Приятно почувствовать себя коктейлем, взбиваемом в шейкере. Если ты мазохист. Нам же было не до приятностей, когда на протяжении четырёх часов салон машины непрерывно телепался в самых непредсказуемых направлениях, с произвольной частотой и амплитудой. Какие там, нафиг, парки аттракционов? Вот вахтовка, это действительно аттракцион, а всё остальное, американские горки, прыгалки-качалки, это всё так, сонное царство для престарелых перманентно-беремянных тюленей.

Через четыре часа наш танк с контуженным экипажем из полутора десятков разнокалиберных отморозков разной степени взболтанности и дееспособности преодолел первую, самую кочковатую половину пути, и подошёл к переправе через Кожым. Методом топтания по земле вправили мослы. Требуха, удивлённая отсутствием тряски, перестала урчать. Сердце выпуталось из рёбер и задышало. Мозг… Тут улучшения не наблюдалось.

Решили сфотографироваться, пока все относительно живы. Сборная команда. Усинск, ЕкБург, Инта, ещё были человеки невыясненного происхождения. Как минимум один из Самары, приблудный.

Переправа через Кожым. Раннее утро 11-го июля. Тогда думалось, что в ближайшее время я её не увижу. В мои планы на лето такая повторная встреча не вписывалась. «Хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах». (С)

Дальше ехали намного проворнее, дремалось крепче.

Гора Еркусей. Инородное тело. Как будто каменюка с неба свалилась, и почивает, как ни в чём не бывало. Цветом с окружающей действительностью совершенно не гармонирует. На другие горы не похожа. Не удивительно, что для манси эта гора стала святой, на ней совершались жертвоприношения, животные для которых доставлялись на вершину на носилках.

А вдали уже... Не знаю, что там уже. Но есть там что-то, до чего мы должны дойти.

Станция конечная, Балбанью. Прииск Желанный. Поблизости гора. По-моему, невысокая. До неё рукой подать, и взойти много времени не займёт. И тут замечаю крошечную точку - машинку, карабкающуюся по склону. Она мне доказывает, что гора огромная, что она очень далеко. Всякие фокусы с масштабами, размерами, расстояниями горы показывают постоянно, бесплатно, и без всяких просьб с Вашей стороны. Фокусы нелогичные, необъяснимые, а потому необыкновенно привлекательные.

Тут разошлись наши пути с ЕкБуржцами. Они сразу стартовали на одну из ближайших вершин. Мы растеклись по палаткам, отдыхать от миксера. Заставить себя поспать днём, после обеда, как все, я не смог. Прогулялся вдоль озера, к его истоку. Этим же маршрутом пошли позднее. Первый пеший день.

Фотоаппараты не отдыхали. Нереальная задача стоит сейчас, отобрать фото, что бы их количество было реальным, и при этом показать все интересные моменты. Просто невозможно! Для этого их должно быть минимум 300. Лопнет и форум, и фоторесурс, и терпение у читателей. Так что извините, на выложенных фотках нет многого интересного.

От переправы к Желанному мы пошли по левому (орфографически) берегу озера Большое БалбанТы.

Мнения, как здесь идти, расходятся. Читали, что надо идти по правому, так как на левом начнутся непродираемые кусты. Геннадий Коковкин (забросчик, город Инта) сообщил, что дорога по левому берегу намного лучше. Что по окончании озера надо перейти на другой берег. Что Мумми-троллевцы этого не сделали, вот и ушли в кусты.

Мы решили довериться ему. По-моему, не прогадали. До окончания озера шли практически по шоссе.

Переход истоков озера – по колено. Переобувка в сапоги, затем обратно. Обратно, это зря. Когда чуть позже наткнулись на заболоченный участок, переобуваться на нём было не очень комфортно, и мы поленились это сделать, надеясь найти обход. В итоге видимо нашли, раз я сейчас пишу этот отчёт. Пролазив часа два по этому болоту. И всё-таки на собственной шкуре узнав, что это такое, заросли карликовой берёзки, которые вовсе не зря кляли питерцы.

Кстати, о берёзке. У Малого БалбанТы, где мы ночевали, да и ещё выше, где шли на следующий день, вполне можно разжигать костёр из этой сволочи. Даже не можно, а нужно! Ухх, как я её ненавижу! Не из-за этого лазания по зарослям, нет. Здесь пока ещё она росла на относительно ровной поверхности, а не на кочках, как это потом бывало. Всему своё время, не буду все обвинения разом выкладывать.

Последняя полоса берёзки есть чуть ниже развилки на Верхнее БалбанТы, Бублик, и направо, на маленькое озерцо (туда же можно выйти к истокам ЛимбекоЮ).

Ночевали на берегу озера Малое Балбанты. Манси иногда приводят туда оленей, через пару недель после нас ЗандерКомовцы имели честь пообщаться с ними.

Просторы. Горы, то ли близкие, то ли далёкие. Мозг в непривычной обстановке уже день как жил по собственному усмотрению.

Итак, от истоков Большого БалбанТы по правому (орфографически) берегу БалбанЮ, Малого БалбанТы, снова БалбанЮ. Когда ручей (по названию, «Ю», это вроде бы река, в чём мне ещё предстояло убедиться, но по внешнему виду, ручей) растекается среди камней, перескакали на левый берег, поднялись на горку, по которой идёт вездеходный след. Вездеход там и стоит, только, по-моему, не совсем исправный. Самую малость сгоревший и немножечко проржавевший насквозь. Так что терять время, ждать водилу смысла нет. Мы пробовали, знаем. Тем более что след идёт дальше. Может быть там, впереди, есть менее ржавый танк?

В лагере сперва споили всех местных комаров. Пока они пили, я не выдержал зрелища налитой и невыпитой водки, и сообщил всем присутствующим, что каждую секунду с её поверхности испаряется пять молекулярных слоёв. Учли. Выпили. Запомнили. И на рыбалку.

Озеро «гитара». Живёт в этом озере небольшой голец, предпочитающий небольшие пёстрые вертушки.

С ухой в пузе тянет к прекрасному.

А так же к пресерому и к презелёному. В тенях.

Когда солнце низко, жди необычных кадров. Таинство светотеней. А с утра новое освещение. Новая красота, своя у каждого момента. Всё неповторимо.

По дороге, затем переходим текущий справа приток, воды по колено. Искать более проходимое место не надо, вперёд идущие Алёна с Ромой пробовали. Перешли, но где-то очень далеко, здоровенный крюк выковали.

Далее вверх, и вверх, и вверх. По курумнику, который всё больше и больше захватывает территорию. Хотя, не только вверх. Что с первого дня мне не нравилось, так это видеть спуск после преодоления высоты. Преодолел? А вот теперь спустись, и одолевай снова. Нормально, да? Здесь на заднем плане просматривается именно такой холмик, который хуже атомного взрыва.

Выползаешь из рюкзака, упав на землю на привале, и все " тяготы и лишения" мигом забываются, заглушенные счастьем созерцания окружающего величия.

Затем, каждый с помощью двух товарищей обрюкзачиваемся, принимаем вертикальное положение, стартуем, и… а разве кто-то обещал, что будет легко? И всё-таки, жизнь, это контрасты. Всегда хорошо, это полное фуфло. Вот когда хорошо после того, как было хуже, вот тогда это настоящее "хорошо", рядом с которым то " хорошо", которое всегда, шняга шняжная, никчёмная.

" Настоящая жизнь начинается там, где заканчивается зона нашего комфорта. "

По левому берегу ручья, текущего из Бублика. Опять же, по левому орфографически берегу ручья. Это значит, что он левый, если смотреть по течению. Мы поднимались против течения, для нас наш берег был зрительно правый, а документально (орфографически) левый. На всякий разный случай пояснил, а то вдруг среди читателей есть левши, скрытые левши, или (страшно подумать) скрытые правши, а то и вообще неопределившиеся.

Иногда тропа ведёт по самому краю, над обрывом каньончика, на дне которого бесится ручей. Прикольно. Обычно мне такое по душе. Но когда за плечами рюкзак в две трети твоего веса, а под ногами каменюки, среди которых может оказаться неустойчивый предатель, надо быть реалистом, отложить адреналин на будущее, и держаться от края подальше. Что мы и сделали.

По правой стороне ледник Балбан, озерца под ним. Снег. Лёд. Нереально чистая вода. Её просто не видно! Лишь по отражениям угадывается, где она.

Можно дойти до Бублика. Но мы остановились раньше, обнаружив среди камней небольшой пятачок, удобный для стоянки.

(Далее, если кто за столом, извиняйте.) Мишка на своём " языке" оставил " надписи", что это его район, но нам-то пофиг, мы, типа, неграмотные. Как-нить отмазались бы, предъяви он нам территориальные претензии. Чем отмазываться, как говорят бывалые, точно будет. Берёшь, говорят бывалые, ево, и кидаешь ему в морду, говорят. А если, спрашиваем бывалых, ево не будет и нечем будет кинуть, спрашиваем? Оно, переспрашивают? Оно обязательно будет, отвечают бывалые. И много, отвечают бывалые.

Хотя, кто знает? На горном этапе у меня возникло впечатление, что организм перешёл в режим стопроцентного потребления всего, что в него ни съешь. Всё съедал, ничего не выдавал. Или это организм запасал боеприпасы на случай разборок с Мишей?

Лагерь. Ужин. Посиделки. Фотосессии.

Запах гари. Горим – не горим? Видимость ухудшается. С азиатской стороны хребта пополз дым. Вспомнился прошлый год. Как мы, выехав из тайги, завтракали в единственном на Пермский участок трассы кафе, и смотрели свежие новости. В которых на всю страну сообщали, что полностью сгорела деревня в только что покинутом нами районе.

Сгореть мы тут не сгорим. А как насчёт угореть или задохнуться?

Интернациональное китайское радио, единственное которое там ловится, ничего по интересующей нас теме не сказало. Ни по-русски, ни по-английски, ни иероглифами, ни клинописью. Может быть они там в наше отсутствие захватили мир, и теперь выкуривают последних широкоглазых из гор, лесов, и прочей тундры?

Самолёт на наши махания никак не отреагировал… Подозрительно…

Спать пора, утро вечера мудренее. Не дадим злобно-ворогам, поджигателям лесов помешать нашему завтрашнему покорению горы Народа!

С утра, порадовались хорошей погоде, хлебу насущному, свежей воде ручейка, в котором я даже искупаться умудрился

И налегке пошли на Народу. Ощущения почти сразу те самые, за которыми я сюда и шёл. Первобытные. Кора головного мозга со своей привычной прямолинейной логикой молчит. Подходящих слов для описания видимого, происходящего, нет! С привычной шкалой оценок здесь делать нечего, всё иное. И человек становится иным. Жаль, что лишь на время.

Сразу надо будет карабкаться (на фото правее снежника), без помощи рук сложно обойтись,

Проходим Бублик

И уже очень скоро наши палатки не видны. Лишь жёлтую можно разглядеть.

Цвет воды в Бублике описать невозможно.

Ещё чуть выше, а дальше по плато, с незначительным уклоном. Слева уже видна сама вершина Народа, которая на фото выглядит ниже расположенной правее.

Остроконечная, ерепенистая Европа.

Обтекаемая, хитрая Азия.

Нам не туда, и не туда. Нам туда!

Озеро Голубое.

Всё меньше вершин, пики которых находятся выше нас. Скоро, скоро уже не мы на них, а они на нас будут смотреть снизу вверх. Причём все! Все кроме той, на которой находимся мы!

Плотный снег, и жара, хоть загорай. Но загорать в горах надо аккуратно, сгоришь мигом, проходили.

Установлен в седловине между Народой и соседней вершиной, в честь 2000-летия крещения Руси. Крест установлен, не Вадим.

Крестный ход состоялся в канун прославления Николая-2, страстотерпца. Молодцы,конечно, совершавшие его люди. Но не могу не сказать, что моё отношение к Николаю-2 резко отрицательное. Что именно он, как никто иной, виновен в событиях, происходящих в России начала века. Вместо Ленина немцы могли найти другого клоуна. Вместо Троцкого америкосы с англичанами могли прислать кого угодно. Они виновны, без сомнения, и то, как они жили и умирали лишь подтверждает это, бог не фраер, всё видит. Но на их роли других подонков найти было не сложно. Но именно Николай, озабоченный состоянием здоровья сына более, чем судьбой вверенной ему страны, игнорировал сообщения спец служб о наводнении страны шпионами, о растущих на западном бабле, как на дрожжах, либералах. Отдал страну на растерзание. Если волки перерезали стадо, то виноват пастух! Страстотерпец, етить его. Извиняюсь, надоел этот бред наших властей…

Обрывистые места так и манят. Почти к самому краю! В таких местах ограниченность возможностей фототехники особенно чётко проявляется. Аналогов тому, что можешь увидеть с таких обрывов, не существует!

Вроде бы вершина. Но, нет, обманка. Поднимаешься, и видишь следующую, такую же.

Потом ещё. И ещё. Но наконец

Это непередаваемо... Не знаю, что за древние инстинкты, толкающие ввысь, сидят в нас. Но дикий восторг, бурлящий в крови, на ровном месте возникнуть не мог. Мыслей нет, сознание чисто. А вот подсознание... В нём бурлит горячий бульон из мощнейших положительных эмоций! Всего тебя трясёт и колет изнутри, но лишь изнутри. Определение "как пыльным мешком ударенный", тоже подойдёт.

Именно в это время погода, специально для нас, ехидно ухудшила видимость и освещённость. Ну что же, значит есть предлог, что бы подняться туда ещё раз, сделать более качественные снимки.

Устроили привал у креста. У кого-то с собой был Высоцкий. Давно знакомые песни звучали как-то по-новому.

Не подумав о последствиях я ляпнул, что водка в разумных пределах полезна в любых количествах, и... превратился в Профессора. :)

Завтра нам через Кар-кар, между этими озёрами, вниз. Спуск с Кар-кара выглядит заметно круче, чем ранее осмотренный подъём на него.

Замечательный был день. Но ложка дёгтя, это такая вещь, никогда не угадаешь, в каком виде и в какой момент она на тебя шмякнется. Для нас она приняла вид то ли густого тумана, то ли низкой облачности, в общем насыщенных паров аш-два-о, стремящихся заполнить всю имеющуюся на тот момент среду обитания. И кто придумал эту физику?

Так мы и проснулись, с криками «лоша-атка-а», то бишь в тумане. Или в облаке. То ли дождь идёт, то ли на тебе что-то конденсируется. Мы находились в разреженной, пористой воде, так будет вернее и понятнее. Самый сырой, промозглый день. Спасибо, что он был такой один. Фототехника расчехлялась не часто и в основном во второй половине дня.

Сырость не сырость, но нам же не в рекламе сниматься, где главное – сухо. Идти надо, значит собираемся, и идём. Независимо от видимости. На ощупь, ведь накануне всё высмотрели, как, да куда. Быть может туры разглядим, тогда совсем легко получится.

От нашей медвежьей горки, места третьей ночёвки к перевалу Кар-кар можно двигаться, забирая вверх понемногу. Если стартовать от озера Бублик, то почти сразу надо круто вверх. Подъём на перевал с этой стороны сам по себе проблем не представляет. Но с нашими рюкзаками лезть круто вверх, это просто не нужно. Благоразумно решили вещи нести в два этапа. Получилось, что маршрут от места ночёвки и до площадки под перевалом на другой стороне некоторые из нас прошли три раза. Один раз обратно налегке, и два раза туда, с неполными рюкзаками. По мне, это намного легче, чем один раз с чрезмерной нагрузкой. Если бы ещё не погода, то есть её отсутствие. Но при хорошей погоде это был бы ещё один день отдыха, в придачу к дню подъёма на Народу.

Подъём шёл по неслабому курумнику

при такой, если можно сказать, видимости.

Спускались с первым грузом почти вслепую. Отошли чуть вправо, к туру, и вниз. А там, ну такая задница! Валуны в пол Белаза, там уже не прыгать с одного на другой, а переползать приходилось, демонстрируя чудеса акробатики. С трудом, надо сказать. Поэтому когда наткнулись на площадку, то сразу устроили на ней промежуточный лагерь. Тем более поначалу показалось, что спуск почти закончен, лишь потом увидели, что ниже валуны ещё ждут нас, облизываясь, и озеро не так близко, как кажется.

Благословен будь ветер, сдувший в этот момент облака! Обнаружили мы верную тропу чуть в сторонке, по которой благополучно поднялись и спустились с оставшимся грузом. Передохнули, перекусили.

Ну а после обеда с полным грузом дальше вниз. Тем более уже было видно, куда именно.

По курумнику из Белазов. По снежникам. Потом по скромненьким курумникам.

И вот уже внизу речка, зелень. Дровааа!!!

По козьей тропе вниз. Резко потеплело, возможно лишь в мыслях, от близости к земле-матушке. Чуть ли не бегом вдоль реки. Решаем табориться. Равнинка, заманчивая, но настолько заросшая сочной густой травой, что обилие насекомых предсказать не сложно. Уговариваю подняться на холм, виднеющийся неподалёку. В итоге по этому протяжённому холму мы убежали аж на его противоположный склон. Бежалось легко, под ногами была не острая, кривая поверхность свалки камней, а твёрдая ровная земля. Как же это, оказывается, легко, идти с рюкзаком любого веса по равнине!

Всё! Костёр! Первый на маршруте!

Для меня, если есть костёр, всё остальное не так важно, всё можно перенести. Но, с другой стороны, горы на то и горы, что бы в них были проблемы с дровами. Получается, всё? Мы понемногу покидаем горы…?


Часть 2 (Продолжение)



Клевое Место
Магазин Рыболовный Спорт
Рыболовный магазин БОСПА
Рыболов - Сервис

Ноябрь 2017
Пн. Вт. Ср. Чт. Пт. Сб. Вс.
1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 [18] 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30





Rambler Top100
SimplePortal 2.3.3 © 2008-2010, SimplePortal